Быстро оценим недвижимость. И любые другие активы

Новый игрок на рынке кадастровых работ



Наталья Ковтун
Источник: Деловой Петербург
добавлено: 26-09-2017
просмотров: 241

Региональные кадастровые палаты получили право проводить работы по землеустройству, формированию объектов недвижимости и их кадастровому учету. В «ДП» за круглым столом представители Росреестра и частных кадастровых компаний обсудили плюсы и минусы будущего взаимодействия.

Олег Михеев, директор филиала ФГБУ «ФКП Росреестра» по Ленинградской области:

– С января 2017 года вступил в силу федеральный закон «О государственной регистрации недвижимости» № 218–ФЗ, который направляет основную деятельность федеральной кадастровой палаты немного в другое русло. Государственный регистратор теперь проводит и кадастровый учет недвижимости, и государственную регистрацию.

В связи с этим в июле увидел свет приказ главы Росреестра Виктории Абрамченко, который наделил филиалы кадастровой палаты новыми полномочиями по выполнению кадастровых, землеустроительных и градостроительных работ. Кроме того, кадастровая палата наделена полномочиями оператора единой федеральной государственной системы ведения Единого государственного реестра недвижимости (ЕГРН).

Раньше у нас были другие системы и мы на конкурсе определяли компании, которые их вели. Причем сталкивались с тем, что постоянно приходилось связываться с разработчиками и редактировать ошибки, выявленные во время приведения в соответствие картографического материала и координатных систем. В Ленинградской области они тоже были. Не секрет, что в нашем регионе существует три основные системы координат и до 50 условных систем координат. Теперь, когда кадастровая палата становится оператором федеральной государственной информационной системы ведения ЕГРН, мы будем незамедлительно реагировать на проблемы в этой сфере. И постараемся качественно выполнять свои обязанности.

Что касается кадастровых и землеустроительных работ, то разговоры о возможной монополизации рынка — это эмоции. Мы будем работать в рамках закона вместе с другими участниками этого рынка, будем исполнять все те же требования, которые предъявляют к нашим коллегам, кадастровым инженерам. Также кадастровая палата не снимает с себя ответственность за взаимодействие с профессиональными СРО. Мы продолжим сотрудничество, чтобы быть в курсе актуальных для рынка проблем. А их немало, и решать их придется совместно. Сегодня в каждом субъекте Федерации есть целевые модели по учету и регистрации недвижимости. Каждый субъект должен достичь обозначенных там показателей. Так вот, в Ленобласти сегодня доля земельных участков, которые стоят на кадастровом учете с уточненными границами, составляет 54 %. Нам всем предстоит большая работа, чтобы уточнить оставшиеся данные и внести их в ЕГРН. Если брать границы населенных пунктов по Ленобласти, то сегодня только 7,4 % внесено в реестр при целевом показателе 30 % до конца 2017 года (в среднем по стране эта работа выполнена на 15 %). И каждый субъект заинтересован в том, чтобы быстрее выполнить работу. Ведь от этого зависит инвестиционная привлекательность региона: отсутствие сведений о границах не позволяет осуществлять в отношении данного объекта определенные виды кадастровой деятельности. Кроме того, при отсутствии сведений о границах мы сталкиваемся с проблемой двойного учета и не можем вовлечь активы в хозяйственный оборот. Так что на этом рынке работы очень много, ее хватит всем.

У нас нет задачи перетянуть на себя большой объем работы, оккупировать 70–90 % рынка. Нет. Мы будем выходить на рынок мелкими шажками. И не будем при этом отгораживаться от коллег. Во многих работах будем участвовать совместно. Будем взаимодействовать в рамках СРО. Никаких преференций у нас не будет. Но надеюсь, что кадастровая палата с новыми обязанностями справится, поскольку опыт у нас большой.

Игорь Шеляков, руководитель Управления Росреестра по Ленобласти:

– Кадастровую палату наделили новыми полномочиями. Это факт. У нее, на мой взгляд, есть потенциал. Программные продукты Росреестра раньше сопровождали привлеченные организации. Теперь кадастровая палата возьмет на себя часть этой работы. Она также будет помогать переводу архивов в электронный вид, будет заниматься выдачей электронных подписей. Будет также заниматься кадастровыми и землеустроительными работами. Но никаких исключительных прав у нее не будет. Эти работы смогут делать и все другие организации. Кадастровая палата будет участвовать в конкурсах на общих основаниях. Работы очень много. В регионе много бесхозных объектов: в прошлом году в Ленобласти было поставлено на учет 382 таких актива. Всего 7 % границ населенных пунктов внесено в кадастр. И у муниципалитетов нет больших денег на оплату этих работ. Кадастровая палата будет готова выполнять их, условно, не за миллионы, а за тысячи рублей. Так что говорить о том, что после выхода на рынок кадастровой палаты тарифы вырастут, я бы не стал. Для государства, возможно, все станет выгоднее, быстрее. И для бизнеса в этом наверняка тоже будет больше плюсов, чем минусов.

Станут ясны границы населенных пунктов и территориальные зоны с понятным функционалом. И бизнес этой информацией будет пользоваться. Но конкуренция на рынке землеустройства и кадастровых работ никуда не исчезнет.

Сергей Матвеенко, член образовательно–методической коллегии ассоциации «Национальная палата кадастровых инженеров»:

– С начал года по рынку пошла информация о том, что кадастровые инженеры плохо работают, что у нас большой процент ошибок и по этой причине много приостановлений в осуществлении кадастрового учета. Но цифры, которые приводят чиновники для иллюстрации этих обвинений, нельзя признать корректными. Их берут не из общей статистики деятельности кадастровых инженеров, а из работы электронного сервиса «Личный кабинет кадастрового инженера», размещенного на электронном портале Росреестра. Это абсолют но новый сервис, и большой процент ошибок при работе с ним связан с техническими сбоями и с тем, что кадастровые инженеры только учатся подавать через не го документы в электронном виде. Тем не менее каждая такая пробная подача засчитывается инженерам как отрицательное решение.

Вопрос из зала:Говорят, с выходом на рынок кадастровых палат снизятся расценки на рынке.

Сергей Матвеенко: – Нет. Их просто некуда понижать. За последние годы наша профессия сильно девальвировала, в том числе из–за нормативных актов, которые часто законодатель принимает, не просчитав до конца по следствия. Оплата труда кадастрового инженера, а также статус и уважение к этой профессии за последние годы сильно снизились. В Москве кадастровый инженер сегодня получает 40 тыс. рублей. Даже дворник получает больше! И работодатель не пытается повышать зарплаты, поскольку стоит очередь из голодных кадастровых инженеров. Крупные игроки этого рынка сейчас работают в ноль — только чтобы сохранить бизнес и как–то продержаться. Идет выживание. В кадастровых палатах будут работать те же кадастровые инженеры. Только вокруг них придется содержать штат сотрудников бюрократического аппарата, которых тоже нужно кормить. Так что их расценки на работы не будут ниже, чем у частников.

Вопрос из зала: – Может, выход на рынок нового игрока поможет решить проблему засилья непрофессионалов на рынке?

Сергей Матвеенко: – Кадастровый инженер – это специалист очень высокого уровня, который объединяет в себе знания многих профессий. Он долго учился, он содержит дорогостоящее оборудование и программное обеспечение. Во всем мире это очень уважаемая и хорошо оплачиваемая профессия. Но у нас инженер слабо защищен – мы постоянно ощущаем прессинг со стороны правоохранителей и различных проверяющих. А недавно законодатель пустил на рынок большое число людей, далеких от нашей профессии.

Кадастровым инженером до недавнего времени могло стать любое лицо с высшим образованием: ветеринарным, железнодорожным и др. Поэтому на рынке появились люди, которые работают некачественно. Мы ситуацию осознали и уже чистим свои ряды. Но выход кадастровых палат на этот рынок не улучшит ситуацию, а только ее усугубит. Усилившаяся конкуренция приведет к тому, что первыми будут разоряться и уходить с рынка люди, которые работают профессионально, поскольку качественное соблюдение технологии проведения кадастровых работ всегда более энергозатратно, чем недобро- совестное отношение к своей работе.

Вопрос из зала: – Может ли появление приказа Росреестра привести к монополизации вашего рынка?

Сергей Матвеенко: – Невозможно не заметить противоречие этого приказа закону и принципам добросовестной конкуренции. Росреестр вышел за пределы своих полномочий, наделив подведомственную ему структуру большими полномочиями, чем имеет сам, и нарушил закон о защите конкуренции. Кадастровое сообщество сильно взбудоражено этим приказом.

Сегодня для кадастровых инженеров отошли на второй план практические вопросы осуществления кадастровой деятельности, а основной вопрос, который сегодня задают кадастровые инженеры во всех регионах, — а мы вообще жить–то будем? Люди боятся вкладываться в развитие своего бизнеса и обучение в этом направлении, поскольку не понимают, что будет завтра.

Пока мы формулируем позицию профессионального сообщества в отношении этого приказа. Ряд СРО кадастровых инженеров и национальное объединение подготовили письма в ФАС России и подали иск в Арбитражный суд Москвы с требованием признания незаконными отдельных положений этого приказа.

Вопрос из зала: – Кадастровые инженеры могут потерять и работы по землеустройству. Насколько это серьезный удар?

Сергей Матвеенко: – Серьезный. Землеустройство позволяло нам худо–бедно зарабатывать во время сокращения рынка кадастровых работ. Конкурировать с кадастровыми палатами в сфере землеустройства мы не сможем. Росреестр обладает архивом — государственным фондом данных, полученных в результате проведения землеустройства, который нужен для работы на этом рынке. Можно предположить, что в условиях конкурентной борьбы за эти работы для кадастровых инженеров может быть затруднен доступ к этому архиву.

Рынок работ по землеустройству достаточно большой и перспективный. Впереди у нас принятие закона об отмене категорий земель. Это означает, что мы перейдем не только к зонированию территорий по населенным пунктам, но и к сельскохозяйственному зонированию в отношении сельхозземель тоже. А это огромная работа и огромные деньги. Минимальные цифры, которые назывались на уровне государства, — 180 млрд рублей. А полноценное качественное выполнение этих работ оценивается экспертами в сумму более 320 млрд рублей. И этот рынок у нас просто заберут.

Вадим Владимров, руководитель Петербургского УФАС России:

– Принципиальная задача УФАС – содействовать переходу монопольных рынков в состояние конкуренции. Но в случае с рынком землеустройства и кадастровых работ, на мой взгляд, происходит прямо противоположный процесс. То есть достаточно конкурентный рынок возвращается в состояние государственного исполнения. По сути, кадастровые палаты становятся участниками рынка, причем явно привилегированными. Из–за этого рынок съежится. Эта тенденция тревожит. Пока нет заявлений от частных кадастровых инженеров. Но наверняка будут. И мы будем на них реагировать.

К чему все это может привести? Разумеется, к росту ставок на этот вид работ, а также к появлению серых личностей и серых схем. А следующим этапом госрегулирования этой отрасли может стать засекречивание каких–то процессов. Мы будем этому противостоять. Добавлю, что сделать рынок конкурентным очень трудно. Гораздо легче все монополизировать.

Игорь Батурин, президент ГК «Альфа Морион»:

– Фирма «Морион» уже 25 лет на рынке. А поскольку я не только занимаюсь частным бизнесом, но еще и являюсь вице-президентом ассоциации «Национальное объединение саморегулируемых организаций кадастровых инженеров», эту тему я знаю изнутри. Причем не только по нашему региону, а по России в целом. В настоящий момент кадастровых инженеров в стране около 35 тыс. человек. И сейчас наносится удар по их работе. Как бы ни говорили представители власти, что ничего после вступления в силу приказа о кадастровых палатах для рынка не изменится, это не так. За последний год объем заказов в нашем сегменте сократился на 30–40 %, что уже привело к сокращению численности персонала, работающего на этом рынке, и цифра эта весьма существенна, так как в эту деятельность вовлечены и геодезисты, и юристы, и работники других специальностей.

В Петербурге основная часть частных землепользователей уже оформили документы на свои земельные участки, остался в основном частный жилой сектор, да и то малая его часть. А у других заказчиков просто нет денег. Средства остались только у государства, монополистов и крупных корпораций с государственным участием. И сейчас за них развернется жесткая борьба. А поскольку крупные заказчики выбирают подрядчиков на конкурсе, наверняка побеждать в них будут кадастровые палаты, которые потом и ставят объекты на учет. Ведь очень удобно получить услугу в одном окне и с гарантией, и заказчику в данном случае важен результат, а не качество работ.

Я уже сегодня разговариваю с крупными заказчиками — теми же структурами «Газпрома», они так и говорят: «Не обижайся. Но зачем мне заказывать работы у тебя, если ты будешь везде по объективным причинам получать отказ. Лучше я пойду к тем, у кого этих проблем не возникнет». Почему одни должны зарабатывать, а другие разоряться? Это нечестно.

Приказ Росреестра, о котором мы говорим, полностью противоречит законодательству о конкуренции. Но руководство Росреестра готовит поправку в закон (ее хотят провести осенью), которая легализует нынешнюю ситуацию. И тогда судиться будет бессмысленно.

Кстати, это не первая попытка Росреестра стать игроком рынка землеустройства и кадастровых работ. Несколько лет назад, когда РАО «ЕЭС» стало оформлять свои земельные участки за вкусные деньги, появился соответствующий приказ, и Росреестр подключился к данной работе, отдав работу ФКЦ «Земля» — своей структуре, которая на тот момент вообще занималась разработкой методических работ. Но также появился приказ, деньги освоили. Результат был нулевой. Но за это никто не понес наказание, поскольку РАО раз делилось, ФКЦ канул в Лету и виновных, как всегда, не оказалось И преемница РАО — ФСК ЕЭС заказала ту же работу за еще большие деньги.

Росреестр потеснить на рынке частных кадастровых инженеров решил сразу после выхода в свет ФЗ–218. Сначала кадастровые инженеры, подотчетные Росреестру (в основном сотрудники ФГУП «Ростехинвентаризация») решили создать свое национальное профессиональное объединение и контролировать ситуацию на рынке. Но наша ассоциация через суд отстояла свой статус национального объединения, с которым пришлось бы считаться. А теперь у нас просто решили забрать работу. Очень удобно — и контролировать не надо. Но кто будет через 3–4 года отвечать за последствия? Не найдешь виноватых.

Андрей Козодаев, генеральный директор ООО «Первое кадастровое бюро»:

– Еще в 2007 году было заявлено о создании общероссийского кадастра. По состоянию на 2014 год на эту работу было истрачено около 163 млрд рублей. Прошло еще 3 года, но в Ленобласти, как нам сегодня доложили, лишь 7 % границ населенных пунктов сформировано и поставлено на учет, причем, по статистике, Ленобласть — один из лучших регионов в России.

Очевидно, что проблема есть. И ее должны совместно решать органы власти и профессиональное сообщество. Но нельзя это делать, нарушая закон. А наделение дополнительными полномочиями кадастровых палат — это нарушение всех законов, в том числе этического. Что будет с кадастровыми инженерами? Нас душат. Правда, улыбаются и обещают душить потихоньку — не сразу, но намерения и исход экзекуции понятны.

Я видел, как развалили систему технической инвентаризации, которой я отдал 20 лет жизни. За эти годы под моим началом было проинвентаризировано около 20 млн м2 недвижимости, с 2014 года поставлено на учет по всей стране почти 3 млн м2 недвижимости и сформировано более 1 тыс. земельных участков. Я знаю, каким потом и кровью достигается результат.

Мы — профессионалы. И если вы думаете, что у вас получится лучше, вы ошибаетесь. Чтобы вырастить нормального инвентаризатора, человеку с высшим образованием нужно учиться минимум 5 лет. У меня такие люди есть, слава Богу, и пока хватает возможности их обучать, хотя бы личным примером. А где вы возьмете специалистов в свою кадастровую палату? От нас оторвете?

Может, кто–то к вам и пойдет работать. Но остальные будут бороться. Просто так сидеть не станем — однозначно донесем проблему до президента РФ.

У меня просьба к антимонопольным органам: боритесь с этой ситуацией на нашей стороне. Нас с детства учили: прежде думай о Родине, а потом о себе. Так и должно быть.

Алексей Горланов, коммерческий директор ООО «Гарант Кадастр»:

– Хотел бы добавить пару слов по поводу участия частных кадастровых инженеров в госконтрактах. Ни для кого не секрет, что для участия в тендерах требуется обеспечение. Для многих частных компаний это весомая статья расходов и очевидная преграда на пути получения заказов. Ведь требуемое обеспечение может достигать десятков миллионов рублей.

А кадастровая палата получит преимущество для участия в таких заказах. Поскольку это бюджетная и государственная структура, обеспечения от нее на таких конкурсах требовать не будут. Данные условия неравнозначны для коммерческих и государственных компаний.

Ольга Либровская, генеральный директор ООО «Институт независимой оценки»

Ольга Либровская, генеральный директор ООО «Институт независимой оценки»:

– Я считаю, что такой приказ нарушает федеральный закон «О защите конкуренции» и противоречит политике государства по поддержке малого и среднего предпринимательства, а также созданию благоприятной деловой бизнес–среды. В соответствии с ним ФКП Росреестра фактически наделяется правами монополиста в сфере кадастровой деятельности. Кадастровая палата будет получать госзаказы, заказы крупных компаний, а частным кадастровым инженерам, которые вполне успешно работают сейчас на этом рынке, достанутся одни садоводы и огородники со своими шестью сотками.

Газета «Деловой Петербург», № 130 (4759) от 16.08.2017

Яндекс.Метрика
Facebook Вконтакте